Когда началась приватизация в россии

После ваучера: 25 лет назад в России началась денежная приватизация

Когда началась приватизация в россии

1 июля 1994 года в России начался переход к денежной приватизации. При формировании рыночной экономики передача госимущества в частные руки с помощью ваучеров не оправдала ожиданий властей.

Контроль над большинством предприятий сохранили оставшиеся с советских времён руководители, а рядовые граждане и зарубежные инвесторы не могли получить доступ к управлению компаниями. Более того, на фоне кризиса бюджет остро нуждался в дополнительном финансировании.

Так руководство страны разрешило выкупать акции предприятий за деньги.

В первые годы после распада СССР российская экономика предпринимала начальные попытки перехода к рыночному механизму.

Перераспределение госимущества с помощью приватизационных чеков должно было создать класс частных собственников и повысить эффективность национальных компаний.

Между тем государство испытывало острую нехватку финансов, а зарубежные инвесторы и рядовые граждане по-прежнему не могли приобрести большие объёмы акций российских предприятий. Так, 1 июля 1994 года произошёл переход от ваучерной к денежной приватизации.

Также по теме

От общего — к частному: 25 лет назад в России началась чековая приватизация

14 августа 1992 года Борис Ельцин подписал указ о введении ваучерной приватизации в России. В условиях экономического кризиса…

В целом, как отмечают опрошенные RT эксперты, приватизация в России проходила в несколько этапов и преследовала две ключевые цели: изменить структуру экономики и пополнить государственный бюджет в период кризиса.

Первая стадия приватизации стартовала в 1992 году. Согласно указу Бориса Ельцина, значительную часть государственного имущества было решено безвозмездно передать российским гражданам.

Основным способом стало распределение госсобственности через ценные бумаги. Каждый гражданин получил право на приватизационный чек (ваучер) номиналом 10 тыс. рублей.

Его можно было продать по рыночной цене или обменять на акции предприятия.

Как заявлял автор реформы Анатолий Чубайс, путём приватизации страна должна была построить капитализм «причём в несколько ударных лет, выполнив ту норму выработки, на которую у остального мира ушли столетия».

Как объяснил в интервью RT профессор кафедры экономики РЭШ Валерий Черноокий, за счёт вовлечения населения в процесс руководство страны намеревалось за короткое время резко нарастить долю частных собственников и снизить влияние госсектора на экономику. Таким образом, планировалось закрепить переход к рыночной экономике и сделать невозможным возврат к неэффективной плановой системе хозяйствования СССР.

«Большинство государственных предприятий, доставшихся в наследство от советской плановой экономики, были убыточными. Приватизация, по мнению реформаторов, должна была привлечь частных собственников, заинтересованных в реструктуризации предприятий и повышении эффективности производства и управления», — добавил Черноокий.

В ходе первичной (малой) приватизации были проведены аукционы по продаже небольших предприятий бытового обслуживания — магазинов, ресторанов, кафе. В свою очередь, крупные и средние предприятия не продавались, а были превращены в открытые акционерные общества. Ценные бумаги частично передавались трудовым коллективам, а частично могли быть выкуплены за приватизационные чеки.

Примечательно, что оборонные и приносящие самый высокий доход предприятия остались в государственной собственности.

В общей сложности к концу 1994 года было приватизировано 112 тыс. бывших госпредприятий.

Отметим, что, помимо частичной передачи государственного имущества, приватизация подразумевала и привлечение иностранных инвестиций в страну. По словам экспертов, с приходом зарубежных инвесторов планировалось создать конкурентную среду на российском рынке.

Между тем, как отмечает Валерий Черноокий, преимущественным правом на приобретение акций (за ваучеры или по льготной цене) обладали в основном только работники и менеджеры приватизируемых предприятий. Как следствие, к 1994 году большинство крупных компаний перешло под прямой или косвенный контроль назначенных ещё в советское время руководителей, так называемых красных директоров.

«И работники, и менеджеры выступали резко против прихода внешних акционеров: первые опасались увольнений, а вторые — потери контроля над предприятием. Всё это тормозило дальнейшую реструктуризацию и повышение эффективности бывших госпредприятий, на которые рассчитывало правительство», — пояснил экономист.

Вторая попытка

Для облегчения появления новых инвесторов в акционерном капитале компаний с 1 июля 1994 года был проведён переход от чековой к денежной приватизации. Соответствующий указ Борис Ельцин подписал несколько позже — 22 июля.

Спустя почти полгода Государственная дума официально признала неудовлетворительными итоги чекового этапа приватизации.

В своём постановлении от 9 декабря 1994 года нижняя палата парламента заявила о несоответствии достигнутых результатов основным целям социально-экономических реформ.

Новая модель приватизации должна была привлечь инвестиции для перестройки работы предприятий. В период чековой приватизации крупные компании испытывали острую нехватку денег для дальнейшего развития.

По данным Счётной палаты, в 1990 году доля отчислений на модернизацию производства составляла 12,1% от общих затрат на промышленную продукцию.

В 1992-м показатель упал до 2,6%, а в 1993-м составил лишь 0,9%.

При этом основной целью денежной приватизации должно было стать пополнение федерального бюджета. Поступившие в государственную казну деньги планировалось потратить на финансирование социальных программ и направлений по реструктуризации экономики. Об этом в беседе с RT рассказал заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Константин Корищенко.

Также по теме

Время перезагрузки: 20 лет назад в России произошёл дефолт

17 августа 1998 года правительство России объявило технический дефолт по долговым обязательствам страны. Безудержный рост госдолга,…

Необходимость собрать как можно больше средств для выполнения социальных обязательств государством стала одной из причин появления залоговых аукционов.

Закон о бюджете на 1995 год запрещал продавать акции высокодоходных предприятий. Между тем в рамках новой схемы частные банки предоставляли государству кредиты под залог акций крупных компаний.

Если заём не был возвращён, заложенные ценные бумаги переходили в собственность кредиторов.   

С ноября по декабрь 1995 года на залоговые аукционы были выставлены акции 12 сырьевых и инфраструктурных компаний. В общей сложности сумма поступлений в бюджет составила $886,1 млн, но в конечном счёте все 12 займов не были выплачены банкам, и предприятия перешли в собственность кредиторов.   

При этом, как отмечали в Счётной палате, пополнение бюджета за счёт залоговых аукционов прошло недостаточно эффективно.

Так, по оценке ведомства, стоимость предлагаемых в залог акций была либо недооценена, либо намеренно занижена. Более того, итоговый размер получаемых кредитов лишь незначительно превышал стартовую цену.

Таким образом, аукционы проходили не на состязательной основе банков, как предполагалось изначально.

Позже в своей книге «Президентский марафон» Борис Ельцин вспоминал: «Говорят, что наша собственность была при продаже недооценена. Мол, продали её за бесценок. Да, абсолютно правильно.

Продали за бесценок, относительный, конечно, — за сотни миллионов долларов. Но больше никто не давал.

Именно столько, сколько смогли заплатить российские бизнесмены, столько и стоило на тот момент данное предприятие. Не больше и не меньше».

Ваучер на память

Эксперты неоднозначно оценивают итоги приватизации в России. Так, поставленные цели во многом были выполнены, и страна перешла к системе рыночной экономики. В то же время, по словам экономистов, реформа не привела к ожидаемому росту эффективности бывших госпредприятий и одновременно спровоцировала увеличение преступных действий среди новых собственников.

«Позитивные стороны очевидны. Была создана масштабная и массовая частная собственность, которой практически не было в СССР.

Кроме того, реформа послужила начальным толчком к формированию фондового рынка, а также дала определённые поступления в бюджет.

Но любое дело требует обучения, и создание частной собственности в отсутствие навыков обращения с ней привело к существенному перекосу отношений в сторону криминализации», — отмечает Константин Корищенко.

Кроме того, по словам экспертов, у рядовых граждан не было первоначальных денежных накоплений для покупки больших пакетов акций компаний, а выданные россиянам ваучеры не давали возможности участвовать в управлении предприятиями.

«Изначально ваучерная приватизация имела высокую поддержку среди населения. Однако большинству так и не удалось стать капиталистами, и постепенно одобрение приватизации и частной собственности снизилось.

Кто-то продал свой ваучер за бесценок, кто-то потерял вложения в чековых инвестиционных фондах, кто-то вложился в предприятие-банкрот, а кто-то просто сохранил ваучер на память», — заключил Валерий Черноокий.

Источник: https://russian.rt.com/business/article/645796-rossiya-ekonomika-privatizaciya

Как нам создавали хозяев. К годовщине начала приватизации

Когда началась приватизация в россии

11 июня 1992 года Верховный Совет РФ утвердил государственную программу приватизации.

В этом году правительство намерено вернуться к практике продажи государственных активов как средства для пополнения бюджета. Сегодня, когда мы справляем 24-ю годовщину первой редакции правил распродажи государственной собственности, стоит поговорить о том, как тонка грань между понятиями «торговать госсобственностью» и «торговать государством».

Предпродажная подготовка

Прологом к переходу государственной собственности в частные руки стало образование Госкомимущества РСФСР в июле 1990 года, а также принятие в конце 1990 года закона «О собственности в РСФСР». Он не только разрешил частную собственность, но и определил само понятие «приватизация», которую теперь оставалось только провести.

Кроме того, эти события были своего рода ответом на провозглашение экономического суверенитета в союзных республиках – соответствующие решения республиканских Верховных Советов принимались на протяжении 1990 года. «Своего рода» – потому что на самом деле в СССР подобные решения даже во фрондирующей Прибалтике никогда бы не были приняты без предварительного ободряющего кивка Москвы.

Сегодня об этом важном предварительном этапе забывают, однако именно решения 1990 года уничтожили само понятие «общесоюзная собственность». К 1991 году она превратилась в собственность союзных республик, а распад СССР стал неизбежен.

В июле 1991 года для процесса приватизации был принят отдельный закон. И, несмотря на то, что программу приватизации утвердили только в июне 1992-го, первые продажи стартовали раньше: скажем, первый аукцион провели уже в апреле 1992 года. Впрочем, это была лишь тренировка.

Первый этап приватизации так и назывался – малая приватизация, в ходе которой с молотка пошли мелкие объекты преимущественно сферы услуг: торговли, общественного питания.

Кроме того, программа установила первичные правила игры: какие предприятия могут быть приватизированы, какие приватизируются в обязательном порядке, условия приватизации, льготы трудовым коллективам и тому подобное.

Ускоренное построение капитализма

Глава Госкомимущества (1991-1994) РФ Анатолий Чубайс, в чьём ведении и находился процесс превращения социалистического государства в капиталистическое, описал события начала 1990-х так: «Целью приватизации является построение капитализма в России, причём в несколько ударных лет, выполнив ту норму выработки, на которую у остального мира ушли столетия».

Непременным условием построения капитализма, как известно, является стадия первоначального накопления капитала. Она, в свою очередь, состоит из экспроприации средств производства насилием или обманом и их концентрации для создания капиталистических предприятий.

Создавать предприятия не было нужды – они были созданы в ходе индустриализации 1930-х годов и восстановления народного хозяйства 1940-1950-х. Поэтому характеристика приватизации как одного из самых масштабных ограблений в истории – это не преувеличение и не клевета.

Сам архитектор приватизации вслед за Адамом Смитом и Карлом Марксом называет её так, пускай и другими словами.

Конкретно это было реализовано в ходе ваучерной приватизации. Её механизм сводился к оценке государственной собственности, выпуске и распределению между гражданами России эквивалента этой стоимости, разделённого на число граждан – приватизационного чека.

Который мог быть обменян на акции одного из приватизируемых предприятий. Но чаще граждане просто продавали чек одному из инвестфондов в среднем за 15 долларов. Примерно как английские крестьяне продавали свои наделы в ходе огораживания, позволяя возникнуть крупным овцеводческим фермам и ткацким фабрикам.

На этой стадии продавались уже более крупные и привлекательные активы (заводы).

Когда же необходимая видимость приличия произошедшего была соблюдена, началась приватизация взрослая: продажа наиболее привлекательных активов.

Длится она с залоговых аукционов (механизм продажи через невозврат правительством кредита, взятого под залог пакета акций какой-либо компании) до сегодняшнего дня. Сегодня, разумеется, невозможна ситуация, когда половина компании «Сибнефть» была бы продана за несколько процентов своей реальной стоимости.

Однако дело ведь совсем не только в цене.

Оценка запасов нефти, угля, руд, добываемых этими компаниями, кратно превышает продажную стоимость, а характер производства гарантирует как минимум безубыточность: потребность в сырье сохранится до тех пор, пока существует глобальная экономика в её сегодняшнем виде. Таким образом, продажа крупных сырьевых компаний, а также естественных монополистов – это лишь передача права взимания ренты за выплату разового бонуса.

Удивительно, но несмотря распродажу государственного имущества, длящуюся почти четверть века, на госсектор приходится от 50 до 70% российской экономики.

Новая распродажа

Сегодня, по словам чиновников, Россия приступает к очередному этапу большой приватизации.

Алексей Улюкаев, министр экономического развития: «В этом году мы возвращаемся к приватизации крупных активов наших, крупнейших и лучших компаний, и сырьевого сектора, таких как “Роснефть” и “Башнефть”, “Алроса”, и банковского сектора, таких как банк ВТБ, и транспортного сектора – это компания “Совкомфлот”».

В качестве причин такого шага называется покрытие дефицита бюджета, вызванного падением стоимости нефти на мировых рынках, а также, в ряде случаев, невозможность кредитоваться из-за санкций.

Хотелось бы верить, что причина действительно в этом, а не в плате за лояльность олигархам, которые по итогам предыдущих этапов и без того стали владельцами активов, на создание которых в других капиталистических странах уходит 2-3 поколения.

Однако главный смысл происходящего описывается совсем не категориями нравственности.

Если копнуть немного глубже, то выяснится: грядущая распродажа активов вовсе не реакция на колебания стоимости нефти на мировых биржах, а запланированное мероприятие. Игорь Шувалов, первый вице-премьер: «Долю госсектора в экономике России к концу нынешнего политического цикла [до 2018 года – И.З.] необходимо сократить… до 25%» (2014).

Оперирование процентами в таком вопросе наводит на мысль, что у государства отсутствует стратегия в отношении своей собственности (в каких ключевых отраслях присутствие государства должно быть сохранено или даже усилено), а фраза «Долю госсектора…

необходимо сократить» описывает лишь точку зрения крупного бизнеса на долю ренты, которую не жалко оставить государству на прокорм.

***

В начале этого материала мы неслучайно обратили внимание на ключевой момент приватизации: распил общесоюзной собственности и экономический сепаратизм предваряли политическое решение о ликвидации союзного государства. То, что его больше нет, не означает, что этот закон перестал работать.

Грань, после которой приватизация активов перерастает в приватизацию государства, его органов и функций, не просто трудноуловима, её в принципе не существует.

Хотя и можно сказать, что малая приватизация отдаёт бизнесу малую толику влияния, а залоговые аукционы – позволяют полностью контролировать политический процесс.

Заканчивается это всегда одинаково – осознанием, что государству и 10% хватит, а президента пора сменить на более послушного. После чего распродажа остатков собственности перестаёт описываться не только интересами государства, но и процентами: собственность при капитализме – привилегия сильного.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/kak-nam-sozdavali-khoziaiev-k-24-lietiiu-nachala-privatizatsii

«Объегорили-обгайдарили»: годовщина приватизации имени Чубайса

Когда началась приватизация в россии

В августе 1992 года в России стартовала едва ли не самая масштабная реформа последних десятилетий — ваучерная (чековая) приватизация. Россиянам тогда объяснили, что советская модель себя изжила и, чтобы ускорить приближение «светлого будущего», необходимо провести приватизацию государственной собственности.

То есть каждый россиянин мог приватизировать, прикупить «кусочек родины» и стать полноценным собственником ее богатств: нефти и газа, заводов и пароходов, жилых зданий и парикмахерской за углом.

Государство было признано неэффективным собственником, в чем граждан даже и убеждать не надо было. В 90-е годы после развала СССР стоимость жизни выросла, а сама жизнь ничего не стоила. Разрухой и бандитизмом 90-х годов до сих пор пугают новое поколение обывателей.

Ситуация в экономике действительно была катастрофической: цены взлетели, многие предприятия закрылись, налоги в бюджет не выплачивали, зарплаты задерживались.

Нависла угроза остановки работы жизнеобеспечивающих предприятий транспорта, водоснабжения, электроэнергетики. Тогдашний глава ЦБ Виктор Геращенко распорядился для пополнения оборотных средств включить печатный станок.

Но выпущенного в оборот 1 трлн рублей хватило ненадолго.

Тогда правительство решило собрать деньги с населения. Всю российскую собственность оценили на глазок в 1,4 трлн рублей. Каждому гражданину России Сбербанк должен был открыть именной приватизационный счет, на который должны были зачисляться деньги от продажи приватизируемого госимущества.

Это была схема, проверенная другими странами. Была и такая идея: постепенного выкупа собственности за средства, накопленные населением на «сберкнижках».

Но правительству необходимо было срочно провести приватизацию, пополнить казну и не дать стране развалиться.

Короче говоря, план с приватизационными счетами не был реализован. В итоге взяли за основу чешскую модель — чек (ваучер). Вместо открытия счетов населению решили раздать ваучеры. Бесплатно. Точнее, за 25 рублей, на которые фактически ничего нельзя уже было купить.

Номинальная стоимость ваучера составила 10 тыс. рублей, исходя из оценки госимущества. Андрей Нечаев, министр экономики России (1992-1993 годы), пояснил «Газете.Ru», что невозможно в принципе было всем стать миллионером при том количестве собственности, которая была выставлена на приватизацию.

К тому же у власти были опасения, что народ просто проигнорирует приватизацию, не поняв ее целей. Тогда идеолог приватизации Анатолий Чубайс, стоявший во главе Госимущества, придумал, как сейчас говорят, рекламную акцию.

«Чубайс, помню, агитировал, чтобы подогреть интерес к приватизации, что за ваучер можно купить два автомобиля «Волга». Неудачно агитировал», — считает Нечаев. Но схема сработала. Чеки раздали.

Поначалу от чековой приватизации выиграли так называемые «красные директора» — руководители заводов и фабрик, сформировавшихся в Советском Союзе. Нередко они принуждали работников продавать свои акции, а для стимулирования этого процесса задерживали выплату зарплаты. Бывшие советские функционеры в итоге становились единоличными собственниками фабрик, заводов, цехов, пароходов.

Объегорили-обгайдарили

На самом деле купить часть госсобственности по выгодной цене могли только работники приватизируемых предприятий, остававшихся к тому времени на плаву.. Остальным, не занятым в производственной сфере, казалось, что выгоднее продать или вложить «эту бумажку» в чековый инвестиционный фонд. Эти фонды скупали за чеки акции приватизируемых предприятий.

Владельцам акций обещали большие барыши в будущем, но впоследствии большинство фондов растворились, а акции предприятий достались авторитетным товарищам.

Поскольку «красные директора» тоже не отличались финансовой грамотностью и не очень-то желали развивать вверенный им актив, то в течение нескольких лет реальными владельцами частных заводов стали финансово-промышленные группы, нередко с криминальным прошлым.

Передел собственности сопровождался кровавыми разборками. Шальные приватизационные деньги стали питательной средой для появления класса олигархов.

«Миллионы граждан были обмануты мошенниками. Мы помним многочисленные финансовые пирамиды на базе ваучерных фондов, когда у людей забрали ваучеры и потом украли их имущество, при этом заработав сверхприбыли и использовав их для приобретения государственных активов», — говорит Сергей Глазьев, советник президента РФ.

Он напомнил, что согласно отчету Генпрокуратуры Государственной думе, на один случай приватизации в среднем было зафиксировано одно преступление. В общем, объегорили-обгайдарили, возмущались россияне.

В последующем приватизационные деньги осели в инвесткомпаниях и частных банках, зарегистрированных в офшорах. И только в этом году Кремлем официально было объявлено, что олигархов в России нет.

Итог приватизации — госпереворот и олигархия

Последствия ваучерной приватизации оказались катастрофичными и для граждан, и для бизнеса и для государства.

Как отмечает Глазьев, «приватизировались не целостные производственно-технологические комплексы, способные к самостоятельному воспроизводству, а приватизировались юридические лица, которые в большинстве своем являлись производственно-хозяйственными единицами и никогда не функционировали в качестве целостных предприятий». Вследствие этого экономика «распалась на нежизнеспособные кусочки, большинство из которых оказались неконкурентоспособными, потеряли связь с партнерами по кооперации и свернули свою деятельность».

То есть приватизация 1992 – 1994 годов обернулась для страны экономической катастрофой, уверен Глазьев. И закончилась она госпереворотом, который зафиксировал криминализацию российского общества.

«Попытка Верховного Совета воспрепятствовать хаотизации российской экономики и ее раздроблению, разграблению и криминализации привела, как вы знаете, к госперевороту, расстрелу Верховного Совета в 1993 году и к формированию криминально-олигархической диктатуры, которую можно назвать «какократией» — властью худших», — оценивает Глазьев.

Дееспособность государственной власти резко снизилась и только в 2000 – х государство восстановило структуру управления.

Отдайте мне мои две «Волги»

А подавляющее большинство граждан и вовсе ничего не получило от приватизации. Сергей Календжян, доктор экономических наук, сокурсник по МГУ Андрея Нечаева и Егора Гайдара вспоминал, что часть денег потратил на покупку акций «Газпрома», «Регионнефтегаза» и на акции магазина «Березка», торговавшего за валюту импортными товарами, не доступными за рубли.

«Мне казалось, что это выгодное вложение, но «Березка» обанкротилась вместе с моей мини-долей. Еще меня окучивали фонды, предлагавшие продать акции. Я в итоге так и сделал спустя несколько лет. Выручил какую-то смешную сумму. Сколько именно, не могу даже вспомнить. В общем, вся эта приватизация прошла мимо меня фактически. Как и большинства граждан», — резюмирует Календжян.

Страну облетела анекдотическая история о том, как житель села Энергетик Владимирской области Владимир Кувшинов пытался отсудить у Чубайса обещанные две «Волги», на то время это был самый дорогой отечественный автомобиль.

Кувшинов отправил Чубайсу письмо, в котором просил совета, куда вложить ваучер, чтобы получить две «Волги». Чубайс посоветовал прикупить акции «Научного института лёгких сплавов». Не получил ни акций, ни «Волги».

Обратился в суд, но тут истек срок для подачи иска.

Многие россияне вообще не представляли, что с этим ваучером делать. Цена ваучеров падала с каждым месяцем и дошла до 3-4 тысяч рублей к середине 1993 года. Многие россияне просто продали или поменяли свои ваучеры на несколько пачек страшно дефицитного тогда стирального порошка или пару бутылок водки.

Экс-министр экономики (с 1994 по 1997 годы) Евгений Ясин вспоминал, что обещание Чубайсом двух «Волг» было «чисто пропагандистской задачей». Ясин убежден, что «приватизация справедливой не бывает» в принципе.

Критикам своей модели приватизации Чубайс отвечает так: в 90-е нужно выбирать между честной и нечестной приватизацией было невозможно. Выбор если и был, то «между бандитским коммунизмом и бандитским капитализмом».

В стране действительно появилась частная собственность. А это гарантировало невозврат к коммунизму. Но какой ценой? Соцопросы показывают, что россияне, спустя даже 27 лет после начала приватизации в России, не в восторге от капитализма по Чубайсу.

Россияне убеждены, что рыночные реформы приводят к ухудшению качества жизни, ругают либералов и мечтают о «сильной руке».

Научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг заявил в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru», что приватизация, проведенная с наскоку и любой ценой, нанесла психологическую травму российскому народу.

Невозможно заставить людей полюбить реформы, если они ухудшают твое материальное положение, считает эксперт.

«Идея приватизации была скомпрометирована теми людьми, которые назвали себя либералами, таковыми не являясь. Они если и были либералами, то вульгарно-инфантильными, и уж точно корыстолюбивыми и властолюбивыми. Проповедовали, как говорят немцы, пить воду, а сами пили вино», — отмечает Гринберг.

По его словам, народ в 90-х «поверил в рынок, как в коммунизм, а теперь питает отвращение к либеральным реформам, стремление к свободному выбору дискредитировано, потому что обманули». «Народу говорили, потерпите до осени, а потом заживете, как в Люксембурге, а в итоге все богатства оказались у олигархов», — заключает Гринберг.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/08/14/12578695.shtml

Приватизация в России: кто ее придумал

Когда началась приватизация в россии

Виктория Барбаева. Специализация: экономика, финансы. Два высших образования: инженер и финансист. Экономист мебельной компании из Италии. Дата: 29 октября 2019. Время чтения 9 мин.

Ксения Коновалова

В 2019 г. исполнилось 27 лет приватизации в РФ. Это самое грандиозное ограбление народа и государства в истории человечества. С 1992 г. было приватизировано более 150 000 предприятий.

Вместо них создано 33 000 неэффективных организаций с собственниками, которые зарабатывают на спекуляции, а не на развитии производства. Убытки государства исчисляются триллионами долларов.

Кроме того, есть и другие последствия, такие как огромная социальная дифференциация общества и глобальное падение объемов производства.

Разгосударствление собственности осуществлялось в три этапа. В современном мире процесс этот считается частью институциональных изменений, сопровождающих демократические реформы.

В РФ в момент перехода к рынку ему отводилась основная роль и результатом должно было стать превращение частного сектора в преобладающую область экономики.

Считается, что приватизацию в России придумал Анатолий Чубайс, однако он был лишь руководителем целой группы экономистов.

Программа и ее идеологи

Первый этап приватизации ваучерный, второй – денежный. У каждого из них имеются свои «авторы», но в целом сама идея разгосударствления собственности начала подготавливаться еще Юрием Владимировичем Андроповым.

Именно он, будучи Председателем КГБ СССР, разглядел в группе молодых питерских студентов, а затем и преподавателей университета, отличавшихся диссидентскими идеями реформирования экономики страны, будущих создателей схемы ограбления всего государства.

Архивное фото

Как пишет в своей книге «Мой XX век. Воспоминания» доктор экономических наук, академик РАН Владимир Алексеевич Виноградов, сам Андропов действительно хотел реформировать страну.

Но его целью было постепенное вхождение в Европу и рыночные отношения с максимальной выгодой для нас.

Как всегда, после смерти лидера его идеи видоизменили, что в результате вылилось в развал государства и его разграбление.

Но как бы там ни было, в 1982 г.

, как только Андропова назначили Генеральным Секретарем ЦК КПСС, создалась специальная комиссия Политбюро, целью которой стала подготовка реформирования советской экономики.

В нее пригласили группу молодых питерских экономистов во главе с Чубайсом, а также Егора Гайдара, работавшего в то время в центре подготовки реформаторов, организованном еще в 1976 г. Косыгиным.

Так вот именно эта группа и придумала ваучеры. Помимо двух главных идеологов, в комиссию входили:

  • Кудрин Алексей Леонидович – председатель Счетной палаты РФ, бывший Министр финансов;
  • Кох Альфред Рейнгольдович – заместитель председателя Правительства (1997 г.), председатель Госкомимущества (1996-1997 гг.);
  • Игнатьев Сергей Михайлович – председатель ЦБ РФ (2002-2013 гг.);
  • Илларионов Андрей Николаевич – советник Президента (2000-2005 гг.);
  • Дмитриева Оксана Генриховна – Министр труда и социального развития при Ельцине. Сегодня – руководитель фракции «Партия роста»;
  • Мордашов Алексей Александрович – миллиардер, владелец и генеральный директор ПАО «Северсталь»;
  • и другие. Игорь Михалев / РИАНовости

Второй этап – денежный (1995 г.). При помощи ваучеров были приватизированы по большей части не слишком крупные организации. За плату предлагались промышленные гиганты и предприятия нефтегазовой отрасли. Здесь идеологом выступил Владимир Потанин. Мошенническая схема проста:

  • государство размещает на счетах банков («ОНЭКСИМ», специально созданный для этих целей совместно с Михаилом Прохоровым, как и МФК (Международный финансовый клуб), принадлежащий ему, а также «Менатеп») суммы, за которые предполагается продать компанию;
  • банк предоставляет Правительству кредиты под залог крупных предприятий;
  • естественно, деньги не возвращались (фактически они были государственными. Это было одно из условий финансирования. Банк же по прошествии времени устраивал залоговый аукцион, где продавал организацию, чтобы вернуть деньги.

Покупатели были известны заранее. Да и цены устанавливались просто смешные для предприятий такого масштаба.

Руслан Кривобок / Ria Новости

Третий этап получил название точечного и начался в 1997 г. Начиная с этого момента и по сегодняшний день государство периодически выставляет на продажу акции своих предприятий.

Зачем это было нужно

Декларируемые цели приватизации имели очень малое отношение к действительности. В Законе говорилось о создании слоя эффективных владельцев компаний и о том, что частная собственность полезнее, чем государственная.

Действительные же цели были совершенно другие. Это была масштабная афера по перераспределению собственности в пользу нового привилегированного слоя. Как признался сам Анатолий Чубайс на семинаре в МГУ, главная задача была достичь точки невозврата, т.е.

развалить старую систему и создать ситуацию, в которой возникнет слой людей, которые мертвой хваткой вцепятся в свою новую собственность и не позволят вернуться прежним порядкам. Он говорил также: «Каждый проданный завод – это гвоздь в гроб коммунизма. Дорого берут – хорошо, дешево берут – тоже хорошо.

Мы и приплачивать готовы, лишь бы коммунисты не вернулись к власти».

Справка! К моменту выборов 1996 г. рейтинг Зюганова составлял более 35%, что обеспечило бы ему легкую победу.

Прежде всего важно было отстранить от приватизации народ. Специально перед началом процесса провели денежную реформу и все накопления граждан обнулили. Потом раздали ваучеры. Вроде бы людям что-то дали и они могут участвовать, а на практике собственность перешла исключительно в руки «своих».

По мнению Абрамова Михаила Давыдовича, президента аналитического центра по модернизации и технологическому развитию экономики, ваучеры – это лишь прикрытие с целью легализации уже произошедшей приватизации, т.е. активы разобрали, но это надо было как-то узаконить. На самом деле никто не пытался создавать класс грамотных управленцев.

Василий Симчера, вице-президент российской академии экономических наук, считает, что требовалось каким-то самым дешевым способом получить активы Советского Союза. Простым путем такого сделать было нельзя, поэтому действовали по рецепту великого русского писателя Салтыкова-Щедрина, говорившего: «Если хочешь дело выиграть – запутай его».

Вы считаете приватизацию огромным обманом или справедливым разделением гос имущества?

В 1991 году Россия была второй экономикой планеты – 20% мирового ВВП производилось в нашей стране. По многим позициям мы выходили на 1 место. По прогнозам аналитического центра Абрамова М.А., если бы приватизации не было, то рост экономики составил бы минимум 300%.

Борис Ельцин и Анатолий Чубайс в санатории Волжский утес, Самарская область. Источник: Михаил Клементьев / РИА Новости

Как заявляет Колганов Андрей Иванович, заведующий лаборатории сравнительных исследований экономического факультета МГУ, даже в 2018 г. Россия еще не достигла уровня 1990-1991 гг. по производству.

То, что сегодня говорят, что мы увеличили объемы в 2-3 раза – это формальный расчет, относительно цифр, после развала. На самом деле объем изготовления продукции в реальном секторе экономики (не сырьевом) в 2018 г.

составляет лишь 4% от масштабов 1991 г. Например:

  • металлорежущие станки – 5%;
  • тракторы – 4%;
  • экскаваторы – 6%.

Это практически ничего. Потери громадные. Они оцениваются в 3 триллиона $.

Если говорить о денежном этапе, когда приватизировались предприятия сырьевого комплекса, то и тут ситуация ничуть не лучше. Потанин организовывал залоговые аукционы. По словам А.Б. Чубайса, они были нужны для поднятия рейтинга президента Ельцина, который составлял всего 2%. Было решено, что если срочно не сделать приватизацию, то на выборах победят коммунисты.

Путем аукционов в 1995 г. было приватизировано 12 крупных производств.

Таблица 1. Основные лоты

ПредприятиеДоля, %Сумма,
млн $млрд руб.*
Норильский никель51170,1772,37
Мурманское морское пароходство23,54 12518 730,39
Лукойл5141640,24
ЮКОС45159734,07
Сургутнефтегаз40,1288,9410,43
ОАО «Мечел» (Челябинский металлургический комбинат)151360,02

Источник: С.В. Степашин. Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 годы (экспертно-аналитическое мероприятие)/ *курс на день проведения аукциона

Госкомимущество подсчитало, что общая вырученная сумма была меньше, чем прибыль, которую эти производства получали ежегодно, и составляла всего 1% от балансовой стоимости. Аналитические изыскания Степашина С.В. показали также, что:

  • занижение цен на аукционах 1997-1998 гг. привело к потерям в 115 млрд руб.;
  • итогом нарушений при продаже 85% акций ОАО «Восточная нефтяная компания» в 2002 г. стало недополучение казной в 425 млн $, или 13,3 млрд руб.;
  • при продаже ОАО «Тюменская нефтяная компания» в 2003 г. ее стоимость была уменьшена на 920 млн $, или 28,2 млрд руб.

И так по всем организациям. Другими итогами приватизации можно считать:

  • социальную дифференциацию. Доходы россиян сегодня отличаются более чем в 50 раз. Это прямое следствие схем;
  • основные средства многих организаций попали в руки иностранных инвесторов;
  • другая часть и вовсе оказалась у жуликов и воров, которые не собирались развивать производство, и бизнес стал убыточным;
  • материалоемкость (затраты сырья на единицу произведенной продукции) повысилась в 6 раз;
  • производительность труда понизилась в 4 раза. Сергей Степашин. Источник: Нина Зотина / Ria Новости

Источник: https://yakapitalist.ru/news/privatizaciya-v-rossi/

Приватизация в России: как это было и к чему привело страну

Когда началась приватизация в россии

К концу 1991 года страна находилась в тяжелом положении, на грани банкротства. Денег на поддержание отраслей промышленности не было, плановая экономика показала свою неэффективность. На предприятиях чудовищно задерживали зарплату, денег не хватало.

Для перехода к новой модели экономики и реформам нужно было разрешить свободное ценообразование, перейти от государственной к частной форме собственности, создать свободную конкурентную среду и развитую рыночную инфраструктуру, пояснил «360» доктор экономических наук, профессор Сергей Орлов.

«Мы взяли то, что сделать было легче всего — отпустить цены и провести приватизацию. Гораздо сложнее было создать конкурентную среду, ее и сейчас во многих отраслях нет. Ну а рыночная инфраструктура создается уже почти 30 лет», — добавил профессор.

Изначально в правительстве рассматривали три варианта перехода собственности в частные руки. Тогда, уточнил Орлов, ошибочно считалось, что приватизация поможет оперативно переделать плановую советскую экономику в российскую рыночную.

От британской модели платной приватизация предприятий быстро отказались — она могла растянуться на долгие годы.

Против открытия частных счетов миллионам граждан и перевода туда доходов от продажи приватизируемого госимущества выступил Сбербанк. Технически это было сложно. Оставался последний вариант с раздачей ваучеров населению.

Эта модель, отмечает Орлов, позволяла провести приватизацию в ускоренном темпе и успокоить недовольное экономической обстановкой население.

14 августа 1992 года Ельцин подписал указ «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации». С 1 октября все россияне, включая детей, могли получить бесплатный ваучер номинальной стоимостью 10 тысяч рублей. Чеки можно было покупать и продавать без ограничений, дарить, менять на акции своего предприятия, покупать ценные бумаги на чековых аукционах и так далее.

Ошибка оценки

Перед приватизацией госсобственность оценили в 1,4 триллиона рублей и выпустили в обращение 140 миллионов ваучеров. Но в 1992 году, писал Григорий Явлинский в книге «Уроки экономической реформы», в стране насчитывалось 20 757 госпредприятий. Их стоимость значительно превосходила суммарную цену чеков, розданных людям. Но это выяснилось уже в процессе приватизации.

«Действительно, разница была ощутимой. Методика оценки госимущества базировалась на балансовой стоимости на 1 января 1992 года. А это была плановая цена предприятий в плановой системе, не рыночная», — рассказал Орлов.

Но определить рыночную стоимость тогда было невозможно. Она оценивается через фондовый рынок. Предприятия нужно было акционировать, выводить на фондовые биржи, а тогда существовали только товарно-сырьевые. И через некоторое время торговли акциями на бирже оценивать рыночную стоимость.

Кому изменения пошли на пользу?

В начале народной приватизации ее идеолог Анатолий Чубайс обещал по две «Волги» на ваучер. Но многие меняли чеки на продукты, водку и видеомагнитофоны. И для основной массы россиян ничего не изменилось. Лишь небольшое количество граждан правильно оценили важность происходящего. Такие люди активно скупали ваучеры. А впоследствии меняли на акции.

Но и здесь повезло не всем. В выигрыше остались те россияне, кто вкладывался в нефтяные, газодобывающие и золотопромышленные компании, работавшие на экспорт. Предприятиям этой отрасли приватизация была на руку.

С формированием новой рыночной среды и экономической системы, пояснил профессор Орлов, они выходили на внешний рынок, мировые биржевые площадки. Именно тогда в стране зародился новый в то время класс олигархов.

Промышленным предприятиям, работавшим на внутренний рынок, пришлось несладко. Спрос практически на всю на продукцию резко упал — сказывалось отсутствие денег у населения.

Заводы и фабрики банкротились из-за неумелого управления неопытных в обращении с такими активами собственников и потери кооперационных связей с бывшими союзными республиками.

Соответственно, люди, которые приобрели их акции, никаких материальных благ не получили.

Нематериальные итоги

Но оценивать приватизацию с точки зрения одного лишь получения материальных благ нельзя. Она, подчеркнул Орлов, стала шагом к формированию правильного экономического менталитета, представления о свободном и конкурентном рынке у населения.

Элементарно больше никому не придет в голову менять ценные бумаги на смартфон. Она заложила основу для создания современной сферы торговли, услуг, агропромышленного комплекса, строительной отрасли, которые активно развиваются с конца 1990-х годов.

«Мы не через одну приватизацию, а через нее и свободное ценообразование мы начали формировать рыночную среду для внутреннего спроса. Это малый и средний бизнес. Начиналось все со с трудом подготовленного населения, а сейчас на этом рынке уже их дети работают», — подчеркнул он.

Некоторые критики утверждают, что продвижение привело к современной сырьевой модели экономики. По мнению Орлова, запасы полезных ископаемых огромны. Поэтому с приватизацией или без их все равно бы экспортировали и использовали бы при любой экономической модели.

Источник: https://360tv.ru/news/tekst/privatizatsii-28/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.