Морские суда недвижимое имущество

Статья 130 ГК РФ. Недвижимые и движимые вещи

Морские суда недвижимое имущество

1. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

К недвижимым вещам относятся жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке.

2. Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом. Регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе.

Статья 130 ГК РФ устанавливает правило деления всех вещей на движимые и недвижимые. Основное значение имеет выделение из всех объектов вещного мира тех, что обладают признаками недвижимого имущества. Они обладают существенной стоимостью, а право владения и использования таких вещей наделяет лица рядом существенных преимуществ.

См. все связанные документы >>>

1. Одной из наиболее важных классификаций вещей является деление вещей на движимые и недвижимые. Гражданский кодекс РФ в новой редакции комментируемой статьи также предусматривает такое деление вещей.

Таким образом, согласно комментируемой статье все вещи делятся на недвижимые и движимые.

Различие в правовом режиме движимых и недвижимых вещей заключается в том, что оформление перехода прав на последние требует государственной регистрации в соответствующих государственных органах.

Отличительной особенностью недвижимости является ее неразрывная связь с землей (при этом сами по себе земельные участки также рассматриваются в качестве недвижимости), что, в свою очередь, предполагает ее значительную стоимость.

Вне связи с земельными участками недвижимые вещи теряют обычное назначение и, соответственно, понижаются в цене.

Так, не рассматриваются в качестве недвижимости деревья, выращиваемые в специальных питомниках, или дома, предназначенные на снос.

Следует отметить, что в п. 1 комментируемой статьи ГК помимо термина “недвижимые вещи” также используется термин “недвижимое имущество”. Представляется, что в данном случае речь идет об ошибке, которая вновь повторяется в ГК.

Как известно, понятие “имущество” – это более широкое понятие по сравнению с понятием “вещи”, поскольку включает в себя, помимо вещей, также и имущественные права.

Указанное обстоятельство дает основание некоторым юристам утверждать, что “под понятием недвижимости, употребляемым в комментируемой статье, необходимо понимать недвижимое имущество, включающее в себя как вещи, так и имущественные права на данные вещи”. Объясняется это следующим образом.

Использование вещей лицами, не являющимися собственниками, возможно только путем предоставления им собственником соответствующих вещных прав. И потому объектами гражданских прав на пользование чужими вещами являются не вещи как таковые, а лишь права на их использование .

——————————–

Гражданское право / Под ред. В.П. Мозолина. М., 2003. Ч. 1. С. 212.

Согласно п. 1 ст. 130 ГК все объекты недвижимости могут быть разделены на три группы:

1) объекты недвижимости, которые недвижимы по своей природе (земля, недра и т.д.);

2) объекты, которые прочно связаны с землей и их перемещение влечет несоразмерный ущерб их назначению (здания, сооружения и т.д.);

3) объекты, которые по своей физической природе являются движимыми, но законодатель отнес их к недвижимости (морские, воздушные суда и т.д.), несмотря на то, что вопрос о правомерности отнесения последних к недвижимости ставился давно, никакие изменения не были внесены в комментируемую статью ГК.

В качестве основополагающего признака недвижимости законодатель оставил наличие прочной связи с землей. Между тем применение этого признака на практике в настоящее время может вызвать значительные трудности.

Следует иметь в виду, что многие здания и сооружения в принципе могут перемещаться с одного участка на другой, сохраняя при этом свою целостность и назначение (однако как недвижимое имущество они могут быть квалифицированы только в том случае, если неразрывная физическая связь с землей возникнет заново).

Например, деревянные дома (срубы) в сельской местности довольно часто переносят с одного места на другое в разобранном виде. При этом нужно отметить, что современные технологии позволяют переместить с места на место любые здания или сооружения без причинения серьезного ущерба.

Как и ранее, критерии прочной связи с землей и несоразмерного ущерба законодательно не установлены. Это будет вызывать определенные сложности, поскольку, исходя из формального толкования этих критериев, к недвижимости можно отнести такие объекты, как заборы, скамейки и т.д. Соответственно, права на них должны быть зарегистрированы, что может вызвать технические трудности.

Выделяются в качестве самостоятельных объектов гражданских прав такие виды недвижимого имущества, как жилые и нежилые помещения, однако базовое, легальное определение понятия помещения в ГК не дано.

В действующих правовых актах легальное определение помещения содержится в следующих правовых актах. Так, Федеральный закон от 30 декабря 2009 г.

N 384-ФЗ “Технический регламент о безопасности зданий и сооружений” определяет помещение как часть объема здания или сооружения, имеющую определенное назначение и ограниченную строительными конструкциями (ст. 2). Согласно ч. 2 п. 6 ст.

12 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” помещения – это объекты, входящие в состав зданий и сооружений.

Особыми видами недвижимого имущества как по ранее действовавшему, так и по новому законодательству являются морские, воздушные суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Иногда применительно к ним используется такое понятие, как условная недвижимость , или, как ее еще называют, недвижимость в силу закона.

——————————–

Эрделевский А.М. Государственная регистрация ипотеки // Закон. 2002. N 10. С. 40.

Понятие и виды упомянутых транспортных средств, рассматриваемых в качестве недвижимости, раскрываются в соответствующих транспортных уставах и кодексах. В транспортных уставах и кодексах также указывается, на какие транспортные средства регистрируются права, и устанавливается порядок их регистрации.

Впервые в качестве недвижимых вещей рассматриваются предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке.

2. В п. 2 комментируемой статьи сказано, что к движимым вещам относятся вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги. Таким образом, легальное определение движимых вещей отсутствует.

Однако если движимые вещи включаются в качестве составной части в имущественный комплекс (например, предприятие), относящийся к недвижимости, то они автоматически на период подобного включения утрачивают качество движимого имущества.

По общему правилу регистрация прав на движимые вещи не требуется, однако иное может быть предусмотрено законом.

Источник: https://RuLaws.ru/gk-rf-chast-1/Razdel-I/Glava-6/Statya-130/

Часть V. Деление имущества на движимое и недвижимое: позиция судов, позиция налоговой

Морские суда недвижимое имущество

Как бы ни казалось очевидным, что налог на недвижимость распространяется на недвижимое имущество, на практике налогоплательщики, представители налоговых органов и суды сталкиваются с большими трудностями в определении этого самого недвижимого имущества.

Дискуссия о делении имущества на движимое и недвижимое имеет многовековой характер, однако в последнее время стала особенно актуальной из-за исключения в 2019 году из состава объектов налога на имущество организаций движимого имущества.

Определение недвижимости стало решающим.

Дело в том, что НК РФ не раскрывает понятие «недвижимое имущество» для целей налогообложения, поэтому в статье 11 отсылает нас к другому законодательству – гражданскому.

 Так, согласно статье 130 ГК РФ к недвижимости относятся:

  • земельные участки;
  • участки недр;
  • все прочно связанные с землей объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения и ОКС.

При этом законодатель отдельно называет воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, помещения и машино-места и уточняет, что законом недвижимым может быть признано и иное имущество.

В настоящее время в силу прямого указания в законе недвижимостью являются единые недвижимые комплексы, линии связи[1] и космические объекты[2].

Кроме того, статья 131 ГК закрепляет необходимость государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

Как мы видим, понятие недвижимого имущества толком не определено: оно раскрывается только методом перечисления конкретных объектов, а из качественных характеристик приводится только связь с землей и государственная регистрация (запись в ЕГРН). При этом, движимое имущество определяется остаточным методом: все, что не относится к недвижимости, признается движимым.

В результате решение вопроса об отнесении конкретного имущества к движимому и недвижимому часто осуществляется в судебном порядке в спорах между налогоплательщиками и налоговыми органами. А наиболее спорными уже традиционно являются промышленные объекты, производственное оборудование, линейные объекты и площадки.

Позиция ФНС России об отнесении имущества к недвижимости

Хоть Федеральная налоговая служба РФ и не является законодательным органом власти, но кто сможет ее упрекнуть в нежелании позаниматься нормотворчеством в налоговой сфере? Вопрос про недвижимость налоговая тоже не обошла стороной.

В своих информационных письмах[3] налоговые органы ссылаются на ГК РФ, Федеральный закон от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-2014 (далее- ОКОФ ОК 013-2014) и отмечают следующие признаки недвижимого имущества:

  • Государственная регистрация прав на недвижимое имущество в ЕГРН.

Однако это не является обязательным и исключительным условием для признания объекта недвижимым. На это особое внимание обратил ВС РФ в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», указав, что по общему смыслу статьи 130 ГК РФ объект относится к недвижимости в силу прямого указания в законе или благодаря своим природным свойствам.

Следовательно, приоритет отдается природным и функциональным признакам объекта, а не факту регистрации, как государственному признанию объекта недвижимости в качество такового.

В обратной ситуации, когда объект не является недвижимостью, но зарегистрирован и поставлен на государственный кадастровый учет, все сложнее.

Так, есть примеры, когда суды используют нормативисткий подход и ставят во главу угла именно регистрацию объекта, а не его природные характеристики. Отказ в снятии «ошибочных» объектов с кадастрового учета обосновывается тем, что в Федеральном законе от 13.07.

2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» подобный случай не признается ошибкой и не указан в качестве основания для снятия объекта с учета и прекращения регистрации прав[4].

С другой стороны, есть примеры, когда суды удовлетворяют требования о признании права собственности отсутствующим на объекты, которые не обладают природными и функциональными признаками недвижимости, несмотря на их регистрацию в качестве таковых[5], или поднимают вопрос о законности такой регистрации[6].

  • Объект является недвижимостью или входит в состав недвижимости согласно ОКОФ ОК 013-2014 (например, внутренние коммуникации здания, встроенные котельни) и ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».
  • Объект входит в состав имущественного комплекса, функционирование которого невозможно без него.
  • Объект создан в установленном законом порядке как недвижимость, то есть имеются все проектные, технические и разрешительные документы, которые доказывают его прочную связь с землей и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба[7].
  • Объект сконструирован таким образом, что последующая разборка, перемещение и сборка на новом месте не предполагается;
  • Объект обладает самостоятельными экономически полезными свойствами независимо от земельного участка и других объектов недвижимости.
  • Объект расположен на монолитном железобетонном фундаменте или специально созданных для него эстакадах.
  • Объект связан с другими объектами недвижимости подземными коммуникациями.

Судебная практика

Теперь о том, что по рассматриваемой теме думает власть судебная. Решения по конкретным делам в нашей правовой действительности не являются источником права, как и информационные письма ФНС, но на деле, как мы знаем, в большинстве случаев аналогичные дела = аналогичные решения.

Вышеперечисленные критерии недвижимого имущества уже основаны на судебной практике, проанализированной и принятой ко вниманию ФНС России. И учитывая, что суды всегда рассматривают конкретные споры по поводу конкретных объектов, недвижимым имуществом уже были признаны следующие спорные объекты:

  • трубопроводы и газоходы[8];
  • неотделимые улучшения арендованного имущества (капитальные вложения: достройка, техническое перевооружение, реконструкция)[9];
  • котельное оборудование[10];
  • трансформаторные подстанции[11];
  • накопительные емкости (канализационные септики) как инженерные сооружения системы водоотведения[12];
  • палубные краны буровой установки[13].

Как бы ни было, судебная практика не отличается определенностью, роль судейского усмотрения велика, так как некоторые признаки недвижимости в одних делах не учитываются, а в одних они становятся решающими, один и тот же объект может быть движимым и недвижимым (ЛЭП, трансформаторная подстанция).

Более того, имеются достаточно уникальные и казусные случаи, навсегда «вошедшие в историю». Например, дело теплохода-ресторана в 2015 году, которое не осталось без внимания Р. С. Бевзенко[14], П. В. Хлюстова[15] и многих других юристов.

Этот спор поднял вопрос, а является недвижимостью речное судно (как мы помним: это недвижимость по закону!), которое было поставлено на берег на фундамент и переоборудовано в ресторан. При этом объект был поставлен на государственный кадастровый учет как трехэтажное нежилое здание, на него было зарегистрировано право собственности (формальный признак недвижимости).

Дело разрешилось уже в ВС РФ: решения судов первой и апелляционной инстанции были оставлены в силе, а решение кассационной инстанции отменено, так как суд не уделил должного внимания физическим и природным свойствам объекта при признании его недвижимым[16].

В итоге получилась достаточно абсурдная ситуация: когда теплоход был в движении, то он признается недвижимостью, а когда он изъят из водной среды и поставлен на фундамент, то становится движимым.Надо сказать, что это дело носит гражданско-правовой характер и не связано с налогом на имущество, однако оно показывает важность определения объекта движимым или недвижимым.

Объективно, целью собственника теплохода была приватизация арендованного земельного участка под ним, а, признав отсутствие право собственности на теплоход как на недвижимость, суд пресек такую попытку захвата публичной земли.

Хотелось бы обратить внимание еще на одно интересное и значимое дело, известное как «дело Лесозавода 25» (относительно оборудования производственного цеха)[17]. Оно вызвало большой резонанс, так как многие вышеупомянутые признаки недвижимости были поставлены под сомнение. Примечательно, что ВС РФ направил его на новое рассмотрение, при этом, так и не определив прямо статус объектов.

По итогу налоговый орган проиграл спор, а ранее рассматриваемое недвижимым имуществом деревообрабатывающее оборудование было признано движимым и не попадающим под налог на имущество организаций. Рассмотрим это дело немного подробнее, так как оно может стать весомым ориентиром при разграничении движимого и недвижимого имущества.

В «деле Лесозавода 25» суд впервые сказал, что квалификация объекта как недвижимого должна основываться на правилах бухгалтерского учета, а именно, Положении по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01 и ОКОФ ОК 013-2014, ведь в статье 374 НК РФ речь идет не просто о недвижимом имуществе, а о том, что учитывается на балансе как основное средство в порядке бухгалтерского учета. Следовательно, приоритет должны иметь нормы налогового права: в то время как в гражданском праве нет четких положений о разграничении движимого и недвижимого, правила бухгалтерского учета, по мнению суда, содержат соответствующие формальные критерии[18].

Позиция суда строится на том, что оборудование и машины являются самостоятельными классификационными объектами согласно ОКОФ ОК 013-2014 и не относятся к зданиям и сооружениям (несомненным объектам недвижимости), кроме указанных в классификаторе случаев, когда они являются частью здания или сооружения (встроенные котельни, внутренние коммуникации). Подобная позиция как самостоятельная классификация объекта как основного средства прослеживалась и в более ранних спорах[19], однако не уделялось столько внимания именно разграничению движимого и недвижимого имущества.

Предполагается возможным признать оборудование частью здания (следовательно, недвижимым имуществом), если оно предназначено для его обслуживания (например, система отопления), а не для изготовления продукции. Ссылки на монтаж оборудования в специально построенном здании на фундаменте и необходимость частичной ликвидации здания для перемещения объекта не свидетельствуют о его обслуживающем назначении.

При новом рассмотрении дела позиция ВС РФ была принята на вооружение: спорные объекты (оборудования линии по производству древесных гранул, транспортеры, система защиты от пожаров и пылевых взрывов «Firefly») были признаны оборудованием, то есть движимым имуществом[20].

Доводы налогового органа об отнесении этого оборудования к сооружениям были отвергнуты, так как суд назвал отличием производственного оборудования от сооружения возможность воздействовать на предмет труда (древесные гранулы) при выполнении технических функций. Сооружение может обладать своим оборудованием, которое не входит в его состав и классифицируются отдельно при бухгалтерском учете, как машины и оборудование.

Таким образом, отсутствие определенных критериев разграничения движимого и недвижимого имущества приводит к тому, что нужные ответы возможно получить только в суде.

Да, имеется устоявшаяся практика, когда суды признают движимым имуществом такие объекты как ограждения и заборы, рекламные щиты, спортивные и заасфальтированные площадки.

Правда, в большинстве случаев это происходит при разрешении гражданских, а не налоговых споров, когда субъекты стремятся к признанию объекта недвижимым и дальнейшей приватизации земельного участка под ним (такая практика захвата публичной земли была очень распространена 15-20 лет назад).

При хорошем поиске и анализе материалов для многих спорных объектов, особенно производственных, возможно найти взаимоисключающую судебную практику, что только усугубляет ситуацию.

Рассмотренная тенденция к разграничению движимого и недвижимого имущества по правилам бухгалтерского учета, переходу от признака технологической связи с недвижимым объектом к признаку самостоятельного обсуживающего предназначения при определении недвижимости ставит во главу угла момент учета на балансе самостоятельных инвентарных объектов основных средств со своим предназначением. Важно отметить, что ВС РФ допустил злоупотребление налогоплательщиками подобной конструкции в виде «искусственного разделения», поэтому аналогичные споры с налоговыми органами не исключаются.

Можно говорить о том, что из зоны «неопределенности» исключаются производственные объекты, предназначенные для изготовления какой-либо продукции. Признание таких объектов движимым имуществом снижает налоговую нагрузку в части налога на имущество организаций и стимулирует инвестирование в соответствующие основные средства как производственную мощность организации.

В заключение отметим еще один важный аспект относительно регистрации недвижимого объекта. Федеральный закон от 03.07.

2016 № 237-ФЗ «О государственной кадастровой оценке» уделяет ей особое внимание: ГКО подлежат объекты, сведения о которых есть в ЕГРН.

Теперь вспомним, что все объекты налога на имущества физических лиц облагаются по кадастровой стоимости, а юридических лиц – только некоторые (торговые, офисные центры и другие).

Анализируя последние поправки о ГКО[21], можно утверждать, что планируется распространение кадастровой стоимости на все объекты недвижимости физических и юридических лиц.

Так, в 2023 году все субъекты РФ должны определить кадастровую стоимость зданий, строений, сооружений, объектов незавершенного строительства и машино-мест, то есть всех объектов недвижимости.

Следовательно, всё должно быть зарегистрировано.

В этом разрезе такой формальный критерий как государственная регистрация приобретает огромное значение, ведь если объект не числится как недвижимость в ЕГРН, то невозможно определить кадастровую стоимость, из чего следует, что налог на имущество в данном случае не может взыматься.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/mitsan/chast-v-delenie-imuscestva-na-dvijimoe-i-nedvijimoe-poziciia-sudov-poziciia-nalogovoi-5f5fa98b8b0f2342e59cc6ab

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.